Юридические услуги
Legal Technologies & Solutions
English
Romanian
Russian
Главная
Контакты
О нас
Услуги
Иммиграция
Новости
Клиенты
Партнеры
Статьи
Преимущество успешных решений
Наша цель
Создание уникального сегмента рынка юридических технологий и решений для целевых групп клиентов, включая коллег. Мы ощущаем себя творческой лабораторией, создающей эффективные правовые технологии и решения

Контакты
Phone (+373-22) 20 72 24
Fax (+373-22) 20 72 26

e-mail: info@lts.md

4- th floor,
29/1, Muncesti,
Chisinau MD - 2001, Moldova

Web-site: www.lts.md
Курсы валют

Предприятие как объект при купле-продаже

 
КАЛЕНИК Александр Всеволодович
Преподаватель кафедры предпринимательского права
Молдавского государственного университета

 

С введением в действие 12 июня 2003 года нового Гражданского кодекса Республики Молдова № 1107-XV от 6 июня 2002 г.1 (далее по тексту – ГК РМ) термин «предприятие» приобрел иное, нежели ранее, легальное значение. Известно, что ранее, начиная с 1992 года, когда был принят Закон РМ «О предпринимательстве и предприятиях» № 845-XII от 3 января 1992 г.2, понятие предприятия использовалось в смысле хозяйствующего субъекта со статусом физического или юридического лица, т.е. организационно-правовой формы ведения предпринимательской деятельности (см. ст. 3 указанного закона).

Такое понимание предприятия как субъекта права стало общепринятым и использовалось в законодательстве Республики Молдова и правоприменительной практике наряду с такими терминами как «субъект предпринимательства», «хозяйствующий субъект», «экономический агент» и др. Однако действующее до введения в действие нового ГК РМ законодательство использовало термин «предприятие» не только для обозначения хозяйствующего субъекта, субъекта права, но и для обозначения особого объекта права (см. ст. ст. 5, 20 Закона РМ «Об аренде», ст. 27 Закона РМ «О залоге»). Как объект предприятие могло выступать предметом различных гражданско-правовых сделок (при приватизации, аренде, залоге и т.д.).

В настоящее время предприятие в законодательстве Республики Молдова параллельно регламентировано и как субъект и как объект права.

Очевидно двойственное использование действующим законодательством одного и того же понятия для обозначения разных явлений, при этом одно другим одновременно быть не может, т.е. предприятие как хозяйствующий субъект не может быть одновременно объектом правоотношений (сделок), и наоборот. При этом в некоторых случаях (как в законодательстве, теории и правоприменительной практике) происходило и происходит прямое смешение этих двух понятий, что способно привести и приводит к практическим недоразумениям.

В отличие от предприятия как субъекта права, предприятие как объект права в законодательстве Республики Молдова не определено, при этом в ст. 817 ГК РМ предприятие названо имущественным комплексом. Примечательно, что для обозначения субъекта, осуществляющего предпринимательскую деятельность ГК РМ использует не понятие предприятия, а понятия коммерсанта или предпринимателя 3 (исключением являются государственные и муниципальные предприятия, которым другого наименования не нашлось и которые так называются традиционно - см. ст. 179 ГК РМ).

В общем смысле как объект права предприятие представляется в виде совокупности или комплекса имущества, используемого в осуществлении той или иной предпринимательской деятельности (производственной, торговой и др.). В правовой литературе предприняты отдельные попытки дать определение предприятию как объекту права. Так, в одном случае предприятие определяется как единый и обособленный имущественный комплекс, представляющий юридически неделимую совокупность имущества, соединенную собственником в целях осуществления предпринимательской деятельности.4

Приводится также и иное определение предприятия как имущественного комплекса: предприятие представляет собой сложный имущественный комплекс, состоящий из различных материальных и нематериальных элементов, созданный или приобретенный коммерсантом (предпринимателем) для ведения предпринимательской деятельности и который принадлежит ему в целом как единый объект.5

В качестве наиболее актуального предлагается следующее определение: под предприятием следует понимать должным образом налаженную предпринимателем при помощи принадлежащих ему различных видов имущества и обремененную обязательствами предпринимательскую деятельность, представляющую собой единый имущественный комплекс, способный выступать предметом отдельных гражданско-правовых сделок.6

Классическими примерами предприятия как имущественного комплекса являются такие производственные предприятия как фабрика или завод, однако примером может служить и предприятия торговли – магазин, супермаркет, предприятия сферы обслуживания – гостиница, ресторан, бар, кафе, транспортные предприятия – железная дорога, автобаза, аэропорт и т.д. В любом случае, по нашему мнению, под предприятием как имущественным комплексом должна пониматься должным образом налаженная (организованная) при помощи различных видов имущества предпринимательская деятельность, т.е. в широком смысле, бизнес.

В виду того, что предприятие как имущественный комплекс и объект права может выступать предметом различных гражданско-правовых сделок (купля-продажа, мена, имущественный найм, лизинг, доверительное управление, концессия, залог, передача в качестве вклада в уставный капитал, приватизация), в первую очередь вызывает особый интерес именно купля-продажа предприятия. Известно, что на практике получило довольно широкое распространение такое явление как полная продажа бизнеса (или его части).

Купле-продаже предприятия как имущественного комплекса в действующем ГК РМ отведено особое регулирование. В Части 9 Главы I Раздела III Книги третьей ГК РМ в ст. ст. 817 - 822 ГК РМ сформулированы нормы о купле-продаже предприятия как имущественного комплекса. Данные нормы являются специальными по отношению к общим нормам ГК РМ о купле-продаже (Часть 1 Главы I Раздела III Книги третьей ГК РМ). Это значит, что при практическом применении указанных специальных норм о купле-продаже предприятия к ним субсидиарно (т.е. дополнительно) могут быть применены общие нормы ГК РМ о купле-продаже вообще.

Договор купли-продажи предприятия как имущественного комплекса легально определен в ч. (1) ст. 817 ГК РМ, согласно которой по договору купли-продажи предприятия продавец обязуется передать в собственность покупателя предприятие в целом как имущественный комплекс, за исключением неотчуждаемых прав и обязанностей.

Договор купли-продажи предприятия как имущественного комплекса, урегулированный ст. 817 ГК РМ характеризуется как консенсуальный, возмездный, синаллагматический (взаимный) и коммутативный.7

Предметом договора купли-продажи выступает предприятие как имущественный комплекс в сумме его материальных и нематериальных элементов. Включение в предмет купли-продажи материальных элементов (материальных активов, основных средств) предприятия законодателем предполагается. Под материальными элементами предприятия как имущественного комплекса необходимо понимать в зависимости от ситуации земельные участки с расположенными на них зданиями, строениями и сооружениями, иные помещения, станки, оборудование, транспортные средства, инвентарь, инструменты, материалы, топливо, готовую продукцию и др. То есть, это всё то материальное имущество, которое задействовано в производственной или иной хозяйственной деятельности предприятия.

Если стороны в договоре не предусмотрели иное, в предмет купли-продажи предприятия как имущественного комплекса входят также и нематериальные активы, такие как право на фирменное наименование, товарные знаки и другие средства индивидуализации предприятия и его продукции, работ, услуг, а также право на использование этих средств индивидуализации (см. ч. (2) ст. 817 ГК РМ).

Действительно, экономически более целесообразным является отчуждение материальных активов предприятия вместе с объектами индивидуализации выпускаемой предприятием продукции или оказываемых им услуг. Такими объектами индивидуализации являются товарные знаки, знаки обслуживания, наименования мест происхождения товаров и др., принадлежащие обладателю предприятия на исключительном праве в силу регистрации либо на основании лицензионного договора, заключенного с правообладателем указанных объектов. В качестве нематериального актива в состав предприятия как имущественного комплекса при его продаже могут входить также сведения, составляющие коммерческую тайну.

Как видно, предприятие как объект купли-продажи характеризуется сложностью состава, так как в данный имущественный комплекс входят как материальные, так и нематериальные элементы (активы), которые объединены единым функциональным назначением – быть использованными в ведении определенной предпринимательской деятельности (производственной, торговой и иной).

Из определения договора купли-продажи предприятия, приведенного в ч. (1) ст. 817 ГК РМ следует исключение из предмета продажи неотчуждаемых прав и обязанностей. В частности, в предмет продажи предприятия не может входить право на осуществление определенного вида деятельности, удостоверенное лицензией, так как в силу прямого указания ч. (7) ст. 14 Закона РМ «О лицензировании отдельных видов деятельности» № 451-XV от 30 июля 2001 г.7 лицензиат (т.е. обладатель лицензии) не имеет права передавать лицензию другому лицу. При установлении факта передачи лицензии другому лицу для осуществления лицензируемого вида деятельности (в том числе и при отчуждении предприятия) по решению лицензирующего органа соответствующая лицензия аннулируется (см. п. е) ч. (1) ст. 21 Закона РМ «О лицензировании отдельных видов деятельности»). Если осуществляемая на базе отчужденного предприятия деятельность подлежит лицензированию, то приобретатель предприятия обязан получить соответствующую новую лицензию в установленном порядке.

Также к неотчуждаемым по своей правовой природе объектам относится фирменное наименование, так как оно призвано индивидуализировать не предприятие как имущественный комплекс, а само юридическое лицо как субъект права, а также осуществляемую им от своего имени предпринимательскую деятельность.

Примечательно, что в предмет купли-продажи могут входить не только активы предприятия (как материальные, так и нематериальные), но также и пассивы. Вопрос относительно включения в предмет договора купли-продажи пассивов предприятия, то есть долгов в ГК РМ конкретно не урегулирован. Однако отчуждение предприятия может осуществляться при наличии долгов как с передачей их приобретателю, так и без таковой, что определяется соглашением сторон. При этом необходимо учитывать, что пассивы (долги) – это не принадлежность предприятия как имущественного комплекса, а принадлежность владельца предприятия – лица (физического или юридического), которое выступает собственником имущественного комплекса или иным его законным владельцем. Естественно, наличие долгов напрямую связано с эксплуатацией предприятия как имущественного комплекса (например, его неэффективным или убыточным функционированием).

В любом случае при отчуждении предприятия кредиторы продавца подлежат обязательному уведомлению (см. ч. (1) ст. 820 ГК РМ). Данное требование объясняется несколькими обстоятельствами. Во-первых, согласно ст. 568 ГК РМ принятие долга должника третьим лицом имеет силу только при согласии кредитора (бесспорно, что при продаже предприятия вместе с долгами происходит перевод долга с продавца предприятия перед его кредиторами на его покупателя).

Во-вторых, акт отчуждения предприятия без передачи долгов может ухудшить материальное положение предпринимателя-должника перед его кредиторами. Кроме того, такие долги, как правило, возникают в виду функционирования предприятия как хозяйственного комплекса, а их погашение может непосредственно зависеть от дальнейшей эксплуатации предприятия. По этому экономически целесообразным представляется передача долгов (пассива) вместе с активами предприятия при его продаже. Естественно, что долги могут переходить к приобретателю предприятия только в комплексе с его активами, так как отдельная «продажа долгов, принадлежащих субъекту в принципе абсурдна».8

Как следует из ст. 820 ГК РМ особого согласия со стороны кредиторов при продаже предприятия продавцу получать не нужно. То есть, при отсутствии прямого согласия кредиторов на продажу предприятия, такая сделка может быть беспрепятственно совершена, но без включения в предмет договора пассивов (долгов). Однако в случае предъявления кредиторами своих имущественных требований покупатель и продавец предприятия несут перед ними солидарную ответственность по долгам продавца, возникшим до продажи предприятия, при этом покупатель отвечает только стоимостью переданных ему активов предприятия. Это значит, что кредиторы вправе истребовать оплату долгов как от продавца, так и от покупателя в полном объеме по своему выбору и усмотрению (см. ст. 530 ГК РМ), при этом ответственность покупателя предприятия признается ограниченной.

Предмет купли-продажи предприятия как имущественного комплекса в каждом конкретном случае должен быть определен согласно ст. 819 ГК РМ. Так, состав предприятия и его стоимость должны определяться на основе акта (протокола) инвентаризации. При инвентаризации устанавливается фактическое наличие передаваемых активов и пассивов предприятия, при этом определяется их количество и стоимость. Порядок осуществления инвентаризации имущества предприятий урегулирован Положением о порядке проведения инвентаризации, утвержденным приказом Министерства финансов РМ № 27 от 28 апреля 2004 г.9

Помимо акта инвентаризации для определения предмета договора купли-продажи предприятия как имущественного комплекса должен быть подобран и рассмотрен сторонами перечень следующих документов:

-         бухгалтерский баланс,

-         заключение независимого аудитора о составе и стоимости предприятия,

-         перечень долгов продавца, включаемых в состав предприятия, с указанием кредиторов, характера долга, размера и сроков исполнения обязательств (ч. (2) ст. 819 ГК РМ).

Форма договора купли-продажи предприятия как имущественного комплекса предусмотрена ст. 818 ГК РМ, согласно которой договор купли-продажи предприятия заключается в письменной форме и подлежит обязательному нотариальному удостоверению.

После нотариального заверения как указано в ст. 818 ГК РМ договор купли-продажи предприятия подлежит регистрации в Государственной регистрационной палате. Однако по нашему мнению данное положение нового ГК РМ представляется более чем спорным.10 Согласно Закону РМ «О государственной регистрации предприятий и организаций» в функции Государственной регистрационной палаты Министерства информационного развития входит осуществление регистрации субъектов предпринимательства, а не договоров о передаче предприятий как имущественных комплексов. В соответствии с указанным законом Государственная регистрационная палата ведет Государственный регистр предприятий, в который вносятся необходимые данные об учреждаемых предприятиях со статусом физического или юридического лица (т.е. о субъектах, а не объектах права), а также данные об их реорганизации или ликвидации, смене наименований и т.д.

Полагаем, что в ст. 818 ГК РМ при формулировании условия о необходимости регистрации договора купли-продажи предприятия в Государственной регистрационной палате законодателем допущена ошибка, которая, по-видимому, явилась результатом смешения понятий предприятия как объекта и субъекта права, и что представляется не более чем недоразумением.

Для перехода прав в отношении предприятия как имущественного комплекса по договору купли-продажи между продавцом и покупателем должен быть составлен передаточный акт, в котором согласно ч. (1) ст. 821 ГК РМ указываются данные о переданном имуществе и об уведомлении кредиторов, а также сведения о недостатках предприятия. Именно с момента подписания передаточного акта предприятие как имущественный комплекс считается переданным от продавца к покупателю, на которого переходит риск случайной гибели или повреждения предприятия (ч. (3) ст. 821 ГК РМ).

В отличие от общего правила, предусмотренного в ст. ст. 754, 755 ГК РМ, согласно которому расходы по купле-продаже вещи несет покупатель, при купле-продаже предприятия все расходы, связанные с подготовкой передачи предприятия, включая составление передаточного акта, несет продавец, если договором не предусмотрено иное. Данная норма является диспозитивной, и вопрос о распределении расходов по купле-продаже предприятия может быть решен сторонами договора в ином порядке, например, путем возложения расходов на покупателя или на обе стороны договора в равных долях.

Право собственности по договору купли-продажи предприятия переходит к покупателю с момента передачи предприятия по передаточному акту, если договором не предусмотрено иное (ч. (1) ст. 822 ГК РМ). Данное правило приравнивает предприятие как имущественный комплекс к правовому режиму движимых вещей, так как в силу общей нормы право собственности на движимое имущество переходит к приобретателю с момента его передачи, если законом или договором не предусмотрено иное (ст. 321 ГК РМ). В данном случае молдавский законодатель последовал примеру французской правовой доктрины о признании предприятия особой разновидностью движимых вещей. 11

Как указано в ч. (1) ст. 822 ГК РМ вслед за передачей предприятия право собственности на него подлежит немедленной регистрации. К сожалению, в данной норме не указано, где именно должно быть зарегистрировано право собственности на переданное предприятие, так как специальных реестров для предприятий как имущественных комплексов, используемых в предпринимательской деятельности законодательством не предусмотрено. По всей видимости, имеется в виду регистрация в Государственной регистрационной палате.

Парадоксально, но на практике не представляется реальным и возможным совершить куплю-продажу предприятия как имущественного комплекса посредством одной сделки как предполагает ст. 817 ГК РМ. Это объясняется тем, что отчуждение различных элементов, входящих в состав предприятия (материальных и нематериальных) осуществляется в разном порядке. Так, земельные участки, здания и сооружения, будучи объектами недвижимости, могут быть проданы покупателю посредством нотариально заверяемого договора купли-продажи, при этом право собственности у покупателя таких объектов возникает с момента регистрации договора купли-продажи в реестре недвижимого имущества согласно ч. (2) ст. 321 ГК РМ (а не в Государственной регистрационной палате, как указано в ст. 817 ГК РМ).

Такие нематериальные элементы предприятия как товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товара могут быть полностью отчуждены по особому договору об уступке прав с регистрацией в Государственном агентстве по интеллектуальной собственности AGEPI (см. Закон РМ «О товарных знаках и наименованиях мест происхождения товаров»).

Фирменное наименование как элемент предприятия (или, точнее, бизнеса предпринимателя) вообще характеризуется своей неотчуждаемостью, так как, не будучи вещью, представляет собой личное неимущественное благо - оригинальное и неповторимое «имя» коммерческой организации, в связи с чем не может быть объектом купли-продажи. Однако «проблема неотчуждаемости» фирменного наименования на практике может быть решена довольно просто. В силу принципа свободы договора обладатель фирменного наименования может уступить его приобретателю предприятия посредством особого не названного в законе договора (см. ч. (3) ст. 667 ГК РМ), условно такой договор можно назвать договором о полной уступке прав на фирменное наименование.

По такому договору о полной уступке прав на фирменное наименование представляется возможной следующая последовательность действий: обладатель отчуждаемого фирменного наименования осуществляет посредством Государственной регистрационной палаты перемену своего фирменного наименования в Государственном реестре предприятий на новое, а прежнее переходит к приобретателю имущественного комплекса и регистрируется за ним в том же Государственном реестре предприятий. При этом приобретатель предприятия вместе с фирменным наименованием продавца также меняет в реестре свое прежнее наименование на новое, приобретенное в комплексе с предприятием.

Такой договор о полной уступке прав на фирменное наименование может носить абсолютно конфиденциальный характер и предъявлять его в Государственной регистрационной палате при перемене фирменного наименования совсем не обязательно.

Таким образом, купля-продажа предприятия как имущественного комплекса в качестве одной единственной сделки представляется невозможной, так как для осуществления перехода прав на все элементы предприятия к покупателю необходимо совершить целый ряд отдельных сделок (по отчуждению объектов недвижимости, объектов индивидуализации продукции или услуг и т.д.), в виду чего напрашивается неутешительный вывод о том, что отдельная и специальная регламентация в ГК РМ купли-продажи предприятия как имущественного комплекса практически теряет какой-либо смысл.12

Вместе с тем высказывается мысль о том, что «на основе договора купли-продажи предприятия могут быть заключены различные договоры»13 по отчуждению его различных элементов (недвижимости, товарных знаков и т.д.). В таком случае сам договор купли-продажи предприятия как имущественного комплекса становится рамочным, базовым договором, в развитие которого стороны обязуются заключить отдельные договоры по отчуждению различных элементов продаваемого имущественного комплекса. Можно также предположить, что такой договор купли-продажи предприятия как рамочный договор будет носить характер предварительного договора (см. ч. (3) ст. 679 ГК РМ). Если условия такого предварительного договора об обязательствах сторон заключить в будущем отдельные договоры сформулированы довольно жестко, то ни одна из сторон предварительного договора не вправе отказаться от заключения отдельных договоров в будущем.

Таким образом, исполняя предварительный договор о намерении совершить куплю-продажу предприятия как имущественного комплекса, стороны последовательно произведут отчуждение отдельных элементов единого имущественного комплекса, соблюдая форму соответствующих договоров и порядок их регистрации для перевода на покупателя соответствующих прав на отчуждаемые элементы предприятия. В противном случае, при отчуждении предприятия другому покупателю вопреки ранее заключенному договору о намерении совершить куплю-продажу предприятия первоначальный покупатель вправе требовать перевода на себя всех прав и обязанностей по приобретению предприятия (см. ст. 703 ГК РМ). Кроме того, как предусматривает ст. 703 ГК РМ такой приобретатель вправе требовать возмещения причиненных ему убытков как от продавца, так и от недобросовестного третьего лица. Учитывая то, что согласно ст. 9 ГК РМ добросовестность предполагается до тех пор, пока не будет доказано иное, необходимо будет доказать недобросовестность такого третьего лица, то есть, если он знал или должен был знать о существовании договора о намерении продажи предприятия определенному лицу.

К сожалению, в специальной части ГК РМ о купле-продаже предприятия (ст. ст. 817 - 822 ГК РМ) отсутствует регламентация такого важного элемента этого договора как цена, порядок ее определения и оплаты. Оценка стоимости, о которой говорится в ст. 819 ГК РМ, касается определения фактической балансовой стоимости материальных и нематериальных активов предприятия, а также стоимости пассивов и не относится прямо к цене договора.

В виду отсутствия специальной нормы о цене предприятия при его продаже, может применяться общая норма ГК РМ о цене при купле-продаже вещей. Согласно ч. (1) ст. 756 ГК РМ цена вещи должна быть выражена в деньгах. Как следует из ч. (1) ст. 753 ГК РМ покупатель обязан принять вещь и уплатить за нее обусловленную цену. На наш взгляд, этих общих норм для определения цены предприятия при его купле-продаже не достаточно.

Особенностью цены предприятия как имущественного комплекса является то, что она может значительно отличаться от установленной по балансу или заключению аудитора стоимости предприятия. При купле-продаже цена предприятия может быть как значительно ниже его фактической балансовой, оценочной стоимости, так и значительно выше. При передаче в составе имущественного комплекса предприятия помимо активов также и пассива (долгов), цена предприятия может составлять разницу между реальной рыночной стоимостью его активов и суммой долгов.

Особое влияние на определение цены предприятия при его продаже могут оказывать такие факторы как позиция на рынке (к примеру, доминирующее или исключительное положение), торговое место (к примеру, магазин не на окраине, а в центре города), степень удаленности или близости источников сырья, сложившиеся хозяйственные связи с поставщиками сырья и покупателями готовой продукции (клиентела), деловая репутация предприятия (т.е. его оценка в глазах потребителей, контрагентов и конкурентов), а также шансы (т.е. способность предприятия развиваться и иметь клиентуру в будущем) и т.д.

Особую ценность по отношению к материальным активам продаваемого предприятия могут иметь его нематериальные активы. За счет общеизвестности определенных товарных знаков, знаков обслуживания и фирменного наименования их отдельная стоимость может превышать стоимость производственных мощностей (материальных активов) предприятия.

В каждом конкретном случае цена по договору купли-продажи определяется по взаимному соглашению сторон исходя из рыночной цены не отдельных элементов предприятия, а взятых всех вместе в их комплексе, с учетом пассива. В конечном итоге речь может идти о цене продаваемого бизнеса, как должным образом налаженной предпринимательской деятельности, способной приносить прибыль. Таким образом, при купле-продаже предприятие выступает в качестве товара, цена которого определяется законами рынка о спросе и предложении.

Немаловажное влияние на цену продаваемого предприятия оказывает его фактическое функциональное состояние – например, работающее предприятие (т.е. предприятие «на ходу») или нефункционирующее («мертвое») предприятие.

Приобрести возможность влияния на юридическое состояние и судьбу предприятия можно несколькими способами. Купля-продажа предприятия как имущественного комплекса является лишь одним из таких способов. В связи с этим необходимо строго различать куплю-продажу предприятия как имущественного комплекса, «продажу (покупку) фирмы» и приобретение контроля над юридическим лицом, обладающим предприятием.

Во-первых, при купле-продаже предприятия как имущественного комплекса (ст. 817 ГК РМ) покупатель приобретает право собственности на него как на вещь и может осуществлять в ее отношении все возможные правомочия собственника по владению, пользованию и распоряжению. При этом покупатель предприятия зачисляет все его активы и пассивы на свой собственный баланс.

Во-вторых, на практике получило распространение такое явление как «продажа фирмы» как уже зарегистрированного хозяйствующего субъекта за определенную плату. При «продаже фирмы» происходит не сделка по купле-продаже хозяйствующего субъекта определенной организационно-правовой формы (так как объектом сделки здесь выступал бы субъект права со статусом юридического лица, что в принципе невозможно), а полная уступка, к примеру, прав на доли в обществе с ограниченной ответственностью одними участниками (которые «продают фирму») другим участникам (которые ее «покупают»). Последние приобретают не «фирму» или предприятие, а права в отношении юридического лица - коммерческой организации, на балансе которой числится или может числиться имущественный комплекс предприятия. «Покупатели фирмы» становятся участниками или акционерами, в связи с чем и приобретают возможность управлять предпринимательской деятельностью на базе имеющегося предприятия.

Третьим способом фактического завладения предприятием является приобретение контрольного пакета акций акционерного общества или преимущественно крупной доли в обществе с ограниченной ответственностью, на балансе которого числиться предприятие как имущественный комплекс. Обладание контрольным пакетом дает возможность контроля осуществления предпринимательской деятельности и функционирования предприятия без наличия всех 100 % акций или долей.

Отдельным примером купли-продажи предприятия как имущественного комплекса выступает его приватизация. При чем приватизация не путем акционирования государственного предприятия, а путем отчуждения в качестве единого имущественного комплекса. Такую возможность допускают ч. (2) ст. 3 и ч. (2) ст. 8 Закона РМ «О приватизации» № 100-XV от 7 марта 2003 г.14

Одним из особых случаев купли-продажи предприятия является его реализация при обращении взыскания на предприятие как имущественный комплекс в процессе объявления несостоятельности. Согласно ч. (1) ст. 126 Закона РМ «О несостоятельности» № 632-XV от 14 ноября 2001 г.15 в ходе процесса несостоятельности предприятие (бизнес) должника может быть отчуждено единым комплексом.

По общим положениям Закона РМ «О несостоятельности» принадлежащее должнику предприятие в ходе процесса несостоятельности может быть продано по частям, однако если оно представляет большую ценность именно как имущественный комплекс, то вырученная от продажи сумма включается в состав дебиторской массы и подлежит распределению между кредиторами.

Согласно ч. (3) ст. 126 Закона РМ «О несостоятельности» в случае продажи предприятия в комплексе отчуждаются все виды имущества, предназначенные для осуществления предпринимательской деятельности, в том числе земельные участки, здания и другие сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукция, работы и услуги (зарегистрированные фирменные наименования, товарные знаки, знаки обслуживания), другие исключительные права, принадлежащие должнику, за исключением прав и обязательств, не подлежащих передаче, в том числе требований кредиторов к должнику на дату возбуждения процесса несостоятельности, если законом не предусмотрено иное.

Разумеется, в отличие от обычной купли-продажи предприятия по ст. 817 ГК РМ при продаже предприятия как имущественного комплекса в процессе несостоятельности в предмет отчуждения включаются только активы, но не пассивы (долги). По общему правилу продажа предприятия при несостоятельности должника осуществляется посредством проведения аукциона или конкурса, если собранием кредиторов или комитетом кредиторов не установлено иное (ч. (7) ст. 126 Закона РМ «О несостоятельности»).

С определенной долей условности одним из элементов предприятия при его купле-продаже выступает трудовой коллектив наемных работников, работающих на предприятии. При покупке предприятия новый собственник может пожелать сменить значительную часть или весь персонал предприятия.

Согласно ч. (3) ст. 64 Трудового кодекса РМ при полном или частичном переходе права собственности на предприятие к правопреемнику переходят существующие на данный момент права и обязанности, вытекающие из коллективного и индивидуальных трудовых договоров.

Аналогичная норма содержится также в ч. (6) ст. 126 Закона РМ «О несостоятельности», согласно которой в случае продажи предприятия все трудовые договоры, действительные на момент продажи, остаются в силе, а покупатель предприятия становится правопреемником прав и обязанностей работодателя.

Таким образом, согласно законодательству по общему правилу вместе со сменой собственника предприятия не прекращаются трудовые правоотношения с его работниками, что представляется значительной гарантией для трудового коллектива, и может явиться неудобством для приобретателя предприятия. То есть, новый собственник предприятия не вправе уволить весь или значительную часть трудового коллектива в силу только самого факта приобретения предприятия и желания нанять новый персонал.

Из указанного общего правила предусмотрено одно исключение, согласно которому смена собственника предприятия может служить основанием к увольнению в отношении руководителя предприятия (директора), его заместителей и главного бухгалтера (п. f) ч. (1) ст. 86 ТК РМ), что по мнению авторитетных специалистов в общем согласуется с принципами рыночной экономики.16 При этом уволенному руководителю новым собственником предприятия выплачивается дополнительная компенсация, если это предусмотрено индивидуальным трудовым договором.17



1 Официальный монитор Республики Молдова № 82-86 от 22 июня 2002 г., ст. 661.

2 Монитор Парламента Республики Молдова. 1994. № 2, ст. 33.

3 См.: Каленик А.В. Гражданский кодекс – кодекс предпринимателей // Бизнес-Право. 2004. № 1, с. 35.

4 Халабуденко О. Договор купли-продажи предприятия как имущественного комплекса // Бухгалтерские и налоговые консультации. 2003. № 10, с. 58.

5 Каленик А.В. Коммерческое (предпринимательское) право. - Кишинёв: «Elena-V.I.», 2007. С. 182.

6 Каленик А.В. К понятию о предприятии в гражданском, предпринимательском и коммерческом праве // Закон и жизнь. 2006. № 5, с. 45.

7 Халабуденко О. Указ. соч., с. 58.

7 Официальный монитор Республики Молдова № 26-28 от 18 февраля 2005 г., ст. 95.

8 Халабуденко О. Указ соч., с. 57.

9 Официальный монитор Республики Молдова № 123-124 от 27 июля 2004 г., ст. 268.

10 На это было обращено внимание ещё в 2002 г.: см. Каленик А. Новый Гражданский кодекс: необходима работа над ошибками // Экономическое обозрение Логос-Пресс. 2002. № 36, с. 19.

11 Jean Dupoux, J. Helal. Le fonds de commerce. - Paris, 1981. P. 32-35.

12 Каленик А.В. Коммерческое (предпринимательское) право. С. 191.

13 Халабуденко О. Указ. соч., с. 61.

14 Официальный монитор Республики Молдова № 70-72 от 15 апреля 2003 г.

15 Официальный монитор Республики Молдова № 139-140 от 15 ноября 2001 г., ст. 1082.

16 Капша Т. Комментарии к Трудовому кодексу // Contabilitate şi audit. 2004. № 6, с. 54.

17 Сосна Б.И. Особенности правового положения руководителя предприятия // Бизнес-Право. 2005. № 2, с. 35.

Главная | Контакты | О нас | Услуги | Иммиграция | Новости | Клиенты | Партнеры | Статьи
© 2007 LTS All rights reserved.
Разработка сайта - Dirax SRL
 
Sala de nunta